Выбор за Украиной: скатиться в яму ненависти к ЛГБТ вместе с Россией или свобода и равенство с ЕС

Нетерпимость и агрессия в отношению представителей ЛГБТ-сообщества в Украине приведет нашу страну только к советскому прошлому, а не к европейскому развитому обществу.

Печать низменности однополых отношений восходит к лагерному прошлому СССР. Тезис не новый. Его часто высказывают современные российские интеллектуалы. Из тех, чьи голоса пока что тонут в воплях о скрепах, ценностях и величии, пишет «НВ«. 

Последний раз это наблюдение озвучивал писатель Виктор Ерофеев. А еще несколько лет тому историк Ирина Ролдугина в старейшем российском журнале Театр опубликовала вот эту фотографию.

Этот снимок сделан петроградской милицией 15 января 1921 года в квартире Эдуарда Мишеля. Там происходила вечеринка, на которую собрались 95 человек. Во всяком случае столько насчитали блюстители порядка при облаве. Они отправились туда по наводке и собирались накрыть заговорщиков-контрреволюционеров. Но попали на гей-вечеринку, на которой некоторые мужчины были одеты в женские платья. Самые колоритные из них без стеснения позировали для этого снимка.

Без стеснения! А ведь среди них были обычные солдаты и матросы, чиновники, некоторые крестьянского происхождения. Да и сам хозяин квартиры был отцом работника Петроградской городской милиции.

Гости вечеринки не особо смутились, так как с приходом большевиков к власти однополая близость была декриминализована. Она и в царские времена не особо преследовалась. Ходили слухи, что, мол, Чайковского вынудили наложить на себя руки из соображений чести. Только и всего.

Вот читаем газету Русское слово за 26 октября 1911 года: «Еще некоторое время тому назад петербургская полиция организовала правильную облаву на молодых людей, заподозренных в проституции. Таких лиц было зарегистрировано довольно много. Параллельно полиция составляла список гомосексуалистов в Петербурге. Следствием этого стала высылка из Петербурга 47 человек».

Всего лишь выслали, то есть запретили появляться в столице. И нетрудно представить, как дальше соблюдался этот запрет – как со стороны виноватых, так и со стороны полиции. Согласитесь, это не тюрьма для особо опасных преступников Уандсворт, куда сначала поместили Оскара Уайльда в 1895-м.

Гости вечеринки Мишеля безропотно дали показания, мол, да, они – гомосексуалисты, и пришли туда по собственной воле провести время с себе подобными. После этого всех быстро отпустили.

Но в 1934 году сталинский уголовный кодекс установил криминальную ответственность (статья 151) за секс между мужчинами с отбыванием заключения от трех до пяти лет.

Число приговоров за однополую связь во времена «тараканьих усищ» неизвестно. Часто они объединялись с обвинениями в заговоре или шпионаже, либо же заменялись таковыми. Зато доподлинно известно, что с хрущевской оттепелью репрессии против геев только усилились. Ежегодно выносилось больше тысячи приговоров по всему Союзу. В брежневские времена и подавно.

В Украине знаковой стала история Сергея Параджанова. Но совершенно неизвестна судьба Мыколы Куща. В 1957 году он основал Черкасский народный хор, и под его руководством тот превосходил столичный коллектив Григория Веревки. В то время многие украинские песни стали шлягерами во всем СССР именно в исполнении жителей Черкасс. В 1963-м во время гастролей хора по Молдавии Куща арестовали за однополые отношения. С тех пор его судьба неизвестна, и о ней предстоит еще узнать.

Стоит ли говорить, что в лагерях и тюрьмах, осужденные по 151 статье составляли касту париев. Многие из них не доживали до конца срока – из-за издевательств самостоятельно обрывали свою жизнь. Известно также, что расхожим наказанием за проступки или по просьбе тюремного начальства было изнасилование, после чего жизнь жертвы за решеткой превращалась в ад.

Когда с 1953 года на волю хлынули волны амнистированных, с собой они принесли на улицы и во дворы обычных городов тюремные нравы. Одному Фрейду известно, почему блатной фольклор и жаргон стали родными до слез для людей, которые о тюрьме и думать-то боялись. Спеть Мурку на какой-нибудь вечеринке правительственных чиновников у нас еще недавно было высшим шиком. Золотые купола и Владимирский централ – до сих пор любимы многими водителями маршруток и такси.

Но мало кто задумывался, что тюремные порядки сделали низменными и однополые связи. Если в Европе отправная точка этого паттерна – любовь, отношения, симпатия, то в Союзе он однозначно связывался с унижением.

И вот смотришь на этих возбужденных праворадикалов и думаешь, они понимают, какую традицию они продолжают? Вот до многих из них вроде бы уже дошло, что гейством заразится невозможно. Возможно изнасилование. Законодательное молчание или запрет – тоже того же разлива. Итог – Владимирский централ. И в каждой из трех ситуаций он неискореним.

Напомним, Сеть была  в восторге от травести-див на ЛГБТ-марше в Киеве.

Также среди участников Марша равенства ЛГБТ в Киеве были нардепы Рады, западные политики и дипломаты.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *