Владимир Александрович Порошенко, или Жесткое столкновение с реальностью, – Дубинянский

Президент Украины Владимир Зеленский посетил передовую на Донбассе. В Золотом Луганской области он провел двое суток. Как подчеркнул гарант, ему важно было услышать украинцев, ожидающих мир.

«Ты такой шахтер, как я балерина!» – эта президентская реплика, прозвучавшая в Червонограде в феврале 2019-го, не слишком отличается от президентских реплик, прозвучавших в Золотом в октябре этого же года. Правда, многие из тех, кто зимой возмущался высочайшим «тыканьем», готовы простить нового главу государства. Зато многие из тех, кто не придавал значения эскападам Порошенко, клеймят позором Зеленского.

Читайте также: В Золотое-4 приехала вооруженная полиция, хотят выселить «Азов»: фото

Будем откровенны: не составляет никакого труда представить Петра Алексеевича на месте Владимира Александровича – препирающегося с вооруженным добровольцем и грубящего своему собеседнику. Но если бы что-то подобное произошло в 2014-2018 годах, то большинство сегодняшних комментаторов наверняка поменялись бы местами. Защищающие нынешнего гаранта возмущались бы поведением Порошенко. А обрушивающиеся на Зеленского рассуждали бы о государственной монополии на насилие, которую не должны подрывать неконтролируемые люди с оружием.

Проблема в том, что наше общество по-прежнему страдает постэлекторальным синдромом. А Владимир Зеленский по-прежнему остается заложником собственного образа, сформированного в период избирательной кампании. Образа анти-Порошенко, полной антитезы своему предшественнику.

Шестой президент Украины привык противопоставлять себя пятому. Естественно, со знаком плюс. Новое лицо, пришедшее на смену представителю старой элиты. Честный реформатор, пришедший на смену коррупционеру. Миротворец, пришедший на смену кровавому олигарху.

В свою очередь сторонники Петра Алексеевича тоже привыкли противопоставлять нынешнего гаранта бывшему. Только, разумеется, со знаком минус. Невежда, сменивший высококлассного профессионала. Малоросс, сменивший пламенного патриота. Капитулянт, сменивший великого стратега.

На фоне этого публичного антагонизма, старательно декларируемого обеими сторонами, теряется одно немаловажное обстоятельство. Жизнь ставит господина Зеленского перед теми же вызовами, что и его предшественника. И поневоле подталкивает нового президента к тем же поведенческим моделям – далеко не всегда удачным.

Минские соглашения, подписанные Петром Порошенко, и попытки их имплементации под давлением Запада. Три бесплодных разведения войск в 2014-2016 годах. Неподконтрольные военизированные формирования, ставшие настоящим кошмаром для Петра Алексеевича, и стремление их разоружить. Жесткая позиция Москвы и пророссийских боевиков. Теоретическая готовность к мирному урегулированию – и реальная невозможность его достичь. В тех или иных вариациях все это повторяется сегодня.

Безусловно, Порошенко и Зеленский – очень разные люди. Но, не оставляя простора для альтернативных решений, реальность порой нивелирует наши индивидуальные качества. Разница между мастером баттерфляя и плавающим по-собачьи стирается, если плавать приходится в ванной размером 180 на 80 сантиметров. И велика вероятность, что в итоге президент Зеленский упрется в тот же узкий коридор возможностей, в котором ранее очутился президент Порошенко.

А потому между двумя политическими режимами может оказаться куда больше преемственности, чем готовы представить сами Петр Алексеевич с Владимиром Александровичем. И куда больше общего, чем готовы признать их симпатики и антипатики, до сих пор не вернувшиеся с президентских выборов.

Обратите внимание! Зеленский добровольцу, который попал на фронт в 18 лет: Иди в армию защищать, Боря