Украина обваливает мировые цены на нефть

9 августа иностранные нефтяные компании по рекомендации своих правительств начали эвакуацию персонала из Венесуэлы. Это первая полная отправка иностранных нефтяников за историю многолетнего политического кризиса.

В то же время «Роснефть», наоборот, решила усилить свои позиции в Венесуэле и поддержать стратегических партнеров. 8 августа российский гигант заявил о решении выделить венесуэльской госкомпании PVDSA $6 млрд аванса за будущую нефть, которая поступит в рамках проекта совместной добычи.

Производство в рамках венесуэльско-российского проекта в 2016 году составило около 8 млн тонн (всего в стране было добыто 124 млн тонн). Сырье из Венесуэлы «Роснефть» поставляет в Германию.

Эта нефть питает четыре немецких НПЗ с российским участием. Указанные активы РФ приобрела у PVDSA в 2008-2011 гг., когда венесуэльские власти столкнулись с первыми ростками политического кризиса.

Венесуэльская трагедия

Кроме продажи своих нефтеперерабатывающих заводов в Германии, в тот же период Каракас решил уплотнить связи с Москвой. И предоставил в резерв командования дальней авиации РФ одну из венесуэльских авиабаз.

Начавшиеся после этого полеты российских ядерных бомбардировщиков над странами Карибского бассейна длились несколько лет. И существенно усложнили отношения Венесуэлы с соседними странами. Они же в результате обернулись ростом зарубежной помощи венесуэльской оппозиции.

Почти все страны латиноамериканского экономического блока Mercosur, за исключением Боливии, возмутились внезапной активности чужих ядерных бомбардировщиков в безъядерной зоне Латинской Америки. Под давлением соседей официальный Каракас был вынужден снизить интенсивность полетов российской авиации в регионе. Что, впрочем, не смогло остановить рост популярности венесуэльской оппозиции в соседних странах.

Украинский след

Можно было бы и не вспоминать эту историю. Но активизация российских военных амбиций в отношении столь далеких Венесуэлы и Никарагуа имеет кроме прочего украинские корни.

В ходе добровольного разоружения и взамен на гарантии дружбы и неприкосновенности границ, наша страна передала РФ огромный флот самолетов дальней военной авиации. Который насчитывал десятки тяжелых самолетов и сотни ракет. Почти вся дальняя авиация бывшего СССР базировалась в Украине. А в Харькове и Запорожье работали ключевые предприятия-производители крылатых авиаракет и двигателей к ним.

Передача украинской техники помогла российским вооруженным силам сформировать флот самолетов-заправщиков, которого прежде у них не было вообще. Число российских самолетов-ракетоносцев благодаря Украине увеличилось в несколько раз, а дальность полетов — выросла (благодаря украинским заправщикам).

Получается, что без процесса разоружения Украины, у Венесуэлы не было бы шансов принимать на своих аэродромах российскую дальнюю авиацию. А страны-соседи Венесуэлы имели бы меньше поводов поддерживать венесуэльскую оппозицию для давления на Каракас.

Прямая выгода

Потеряла Украина или приобрела от передачи РФ почти всей своей дальней авиации — неизвестно. Без поддержки российских заводов эти самолеты ржавели бы на авиабазах.

А вот что касается Венесуэлы, Украина точно оказалась в выигрыше. Политический кризис, обрушившийся на Каракас вследствие экспансии российских летающих ракетоносцев, оказывает серьезное давление на страну. Чем больше размер венесуэльского долга перед Китаем и РФ, тем дешевле Каракас вынужден продавать свои запасы тяжелой нефти.

Венесуэльская нефть и без долгов считается одной из самых дешевых в мире. Во-первых, потому что в ней высокое содержание нефтяного битума. Во-вторых, из-за страха Каракаса попасть в зависимость от западных корпораций в разработке легкой нефти на шельфе.

Это привело к тому, что менее развитые соседние Гайана, Суринам и Республика Тринидад и Тобаго наращивают морскую добычу. В то время, как большинство венесуэльских блоков шельфа до сих пор не освоены. Политический кризис, долги и невнятная инвестиционная стратегия заставляют Венесуэлу демпинговать, что толкает нефтяные котировки вниз.

А заодно стимулирует общемировой экономический рост, и позволяет Украине экономить валюту на импорте нефти и связанных с ней газа и нефтепродуктов.

Русский аппетит

Продажа России немецких активов PVDSA не смогла уменьшить долги Каракаса перед РФ и Китаем. Ныне задолженность страны перед компаниями и банками двух государств превысила 50% всего суверенного долга Венесуэлы и достигла устрашающей более $100 млрд.

Она сулит Каракасу тотальную распродажу государственной собственности. Например, выданный «Роснефтью» 6-миллиардный аванс оформлен под наиболее привлекательный внешний актив PVDSA — 49% акций американской нефтекомпании Sitgo.

Значительный интерес представляют крупные НПЗ PVDSA на Нидерландских Антильских островах, доля НПЗ на Багамских островах, и законсервированный НПЗ на американских Виргинских островах. Если РФ удастся увести все эти активы под носом у китайских банков, Москва рассчитывает добиться политических и экономических бонусов со стороны Пекина.

Дело в том, что «Роснефть» и ее глава Игорь Сечин находятся под американскими санкциями, и без посредничества китайских компаний у них вряд ли получится заполучить венесуэльские активы.

Понимая всю глубину долгового бремени, правящий режим Венесуэлы пытается апеллировать к третьей стороне — лидерам нефтяного клуба ОРЕС. От которого Каракас требует многократно увеличить квоты на добычу нефти. Чтобы иметь возможность вести непростой диалог с нефтяным картелем, должность в венесуэльской власти много лет подряд сохраняет вице-премьер Тарек Эль-Айсеми. Сын одного из соратников казненного иракского экс-диктатора Саддама Хуссейна.

ОРЕС не поможет

Однако на ОРЕС такая кадровая экзотика явно впечатления не производит. Фундаментальная причина непонимания Каракаса в ОРЕС состоит в том, что в период высоких нефтяных доходов Венесуэла отвергала практически бездонные саудовские финансовые ресурсы.

Каракас в ту пору предпочитал занимать деньги в Пекине и Москве. И открыто препятствовал доступу арабских экспортеров к огромным рынкам Китая и ЕС. Обширные активы PVDSA в США, Германии и Карибском бассейне – прямое доказательство такой политики Венесуэлы.

Сейчас, когда нефтяные котировки болтаются у отметки $50, а Каракас тонет в кризисе, арабские экспортеры пробуют взять реванш и восстановить потерянные в прошлом позиции. Поэтому, Нигерия и Ливия, откровенно игнорирующие квоты на добычу, беспокоят регулярные саммиты ОРЕС гораздо больше, чем проблемы Каракаса.

Тонущая в долгах и политическом кризисе Венесуэла остается за бортом приоритетов нефтяного картеля. Что касается жалоб венесуэльской власти на акции венесуэльской оппозиции, в которой часто изобилует украинская символика. То искреннюю обеспокоенность они могут вызвать разве что в Москве. Там со всем соглашаются, готовы по первому зову прислать ядерные бомбардировщики, но при этом с нетерпением посматривают на внешние активы главной венесуэльской нефтекомпании.

Андрей Старостин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *