Почему ГПУ взялась за директора НАБУ Сытника

Никакой войны между Генеральной прокуратурой и Национальным антикоррупционным бюро нет. Так уже практически на протяжении двух лет говорят в обоих ведомствах. Однако на деле оказывается, что между ГПУ и НАБУ завязывается серьезный узел: прокуратура начала расследование в отношении директора НАБУ Сытника, а Бюро открыло уголовное производство по факту возможного незаконного обогащения генпрокурора Юрия Луценко.

Национальному антикоррупционному бюро сейчас приходится нелегко. Еще недавно Сытник выяснял отношения с руководством Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции и ходил туда на допрос (из-за чего поссорились украинские антикоррупционеры, читайте в предыдущем материале). Кроме того, в Бюро начали досудебное расследование против должностных лиц НАПК, после того как руководитель департамента финансового контроля НАПК Анна Соломатина рассказала, что проверки е-декларирования фальсифицируются. По ее словам, в Администрации президента есть так называемый куратор по НАПК, а в АП же говорят, что у них отсутствуют какие-либо инструменты влияния на агентство. В последнем тоже все отрицают. Сама Соломатина написала заявление об увольнении с занимаемой должности, НАПК же намерено судиться с ней. 

С другой стороны против НАБУ выступила ГПУ. Еще в начале ноября они «повздорили» относительно 156,8 млн долларов на арестованных счетах компании, подконтрольной депутату Александру Онищенко. Тогда Бюро начало расследование в отношении сотрудников Ощадбанка из-за исчезновения этих денег. В банке сказали, что средства были перечислены в государственный бюджет Украины. Генпрокуратура в свою очередь также заявила, что средства не исчезли, а были взысканы в бюджет в рамках спецконфискации денег Януковича. При этом в Бюро говорят, что детективы допросили должностных лиц финучреждения и не получили подтверждения о зачислении денег в госбюджет. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *